Rain-Man
I want to get away, I want to fly away, Yeah yeah yeah...(c)
Собственно да, не очень знаю на тему чего мне писать записи, а потому, пойду по пути меньшего сопротивления и чуть схитрю. В этом посте повешу очередной скрин своего десктопа, а ещё ниже будет моя писанина за сегодня. Она строго под тег "треш" и чтобы развлечься, не более того. Серьёзно воспринимать не стоит, я так считаю. Но и не нужно думать, что всё "сразу ужасно")) Дайте ей шанс, угу?)




"В отрыв".

Комната метров пятнадцать, едва ли больше. Полный бардак на всех квадратных метрах и матрас в центре. Грязный такой матрас, пахнет ужасно. Не хуже меня, правда, но это значения и не имеет. Речь о матрасе, а значит я тут вообще не герой. Так вот, матрас. Грязный, вонючий, с некими пятнами и в центре комнаты. Не плохое начало дня, я считаю. Какой-то стон доносится из угла с хламом:

- Кто здесь? – в лучших традициях жанра вопрошаю я. Не громко так, едва слышно.

В горле скребёт так, что хочется взвыть и умолкнуть на веки. По ощущениям, там давно не было жидкости и это доставляет массу неудобств.

-Твою мать… - произносит женский голос.

В этот момент мне бы замолчать и не показывать вида, что здесь она не одна, но не тут-то было.

- Ты как? – спрашивает она.

- Умираю я. А ты кто такая?

Всегда ненавидел диалоги. Можно же сидеть и молчать, но нет, всем нужно говорить. Непременно нужно. Вот и этой куче мусора не терпится обсудить свою паршивую жизнь, сравнить её с моей и понять, что всё не так уж и плохо.

- Спутница твоего вечера, будь он проклят. И да, ты тоже будешь проклят. Что ты вообще за урод такой?

- Эй, легче на поворотах, мусор… - с обидой отвечаю я.

- О, значит, что-то помнишь? Была уверена, что после такого количества алкоголя помнить хоть что-то невозможно, а ты помнишь. Я сражена, Ромео. Помнишь вечер вчерашний? – спрашивает она и громко зевает.

- Смутно очень. То есть очень-очень смутно. Ладно, не помню я ничерта. Что же было?

- «Бомж-вечеринка» тебе не о чём таком не говорит?

- Нет, но она объясняет обстановку вокруг.

Надо же было так надраться, чтобы не помнить вообще ничего с целого вечера. Я сейчас не слишком удивлюсь, если мы с ней окажемся женаты. Нет, я в себе и понимаю, что мы не в Вегасе, но кто знает.

- Ты меня в баре подобрал и «увёз в ночь», как ты сам сказал. Потом было всё очень странным, если честно. Но начало было не плохим. Я вот теперь и гадаю – какой ты настоящий? Тот, что подошёл ко мне или тот, что смеялся пока дворник Валентин бил тебя метлой?
- За что он меня бил?

- Это всё, что тебя волнует сейчас? Прекрасно! Ты с него фуфайку снять пытался и говорил что-то про «дресс-код» на твоём карнавале. Тоже не помнишь? Оно и понятно.

- Не помню…где мы сейчас?

- Не уверена, но подозреваю, что в сарайчике того самого дворника Валентина. Ты с ним ещё и водку пил, да пытался «занюхать» не мытыми волосами Валентина.

- И ты не сбежала от меня? Тебе это всё вообще, зачем нужно? – с большими глазами произношу я. Нет, у меня, возможно, вчера и был небольшой эмоциональный сбой, но она совсем невменяемой получается. Какой нужно быть отчаянной, чтобы присутствовать при всей этой «культурной программе». Мне везёт на сумасшедших, видимо. От таких женщин нужно бежать и не медлить с этим.

- Меня жених бросил вчера – встряска была нужна – чуть другим голосом произносит она.

- Встряхнулась?

- О да! В век не забуду, спасибо большое – ядовитые нотки в голосе, не прикрытый сарказм. Не довольна, судя по всему.

- Значит, неплохо отдыхали, как я понимаю? Рёбра болят ужасно, от метлы, видимо – говорю я, чуть постанываю от боли.

- Нет, это тебя таксист бил.

- Таксист? А он за что?!

- Так ты заявлял, что станешь его называть «Мафусаил». Он не согласился, а ты полдороги указывал ему путь, не правильно, к слову, и приговаривал это имя. Почему именно так, кстати?

Но я молчал. Я совершенно не помнил этого. Всё, что я запомнил, это как сел в такси рядом с баром, дальше сплошная неясность. Самое странное, что я не помнил даже своей спутницы. Ничего о ней не запомнил. Я помню своё методичное возлияние в баре, но не помню не одной девушки. Не лица, ни голоса, ни одежды. Ничего. Что-то здесь не сходится.

- Не помню, как и тебя, кстати – задумчиво вырывается из меня.

- Это и понятно. Это даже радует. Ведь меня нет и не было вчера в баре. Это я так, чтобы тебя не сразу травмировать. Я твоя галлюцинация. Допился ты, дружок.

Я даже вскрикнул на этих словах, мыслях. Да так громко у меня это вышло, что я проснулся. Часы валялись в углу комнаты, почему-то, а я мучился жаждой.

Отодрав тело от постели и качаясь, проследовав до кухни, я обнаружил отсутствия воды во всех возможных ёмкостях. Но это не было бы бедой, воды не было и в кране «лето», пронеслось в голове, «ты псих и галлюцинируешь» пронеслось следом. Кое-как одевшись и поглядев на собственное отражение в зеркале, я надел капюшон на голову и очки от солнца на глаза – не хотелось пугать прохожих.

Три лестничных пролёта мне дались с огромным трудом, но весь ужас на меня навалился лишь после того, как я открыл дверь подъезда и попал под лучи солнца. Даже очки не спасали моих глаз, а голова начала раскалываться в туже секунду.

Шорканье по асфальту обратило на себя внимание, но сразу стихло.

- Чертей не гонял, алкоголик? – произнёс басовитый голос.

Поворот головы на звук, мужчина в фуфайке и с немытыми волосами перед моими глазами.

- Не бесите меня, Валентин, я галлюцинирую…

@музыка: Bob Marley - No Woman, No Cry

@темы: десктоп, дневник, писанина